April 23rd, 2008

свобода

(no subject)

продолжая

Сегодня мы имеем раздробленный и продолжающий дробиться «христианский мир», и раздробленных внутри своих конфессий христиан. Мир сей уже совершенно отдыхает. Христиане сами успешно делают за него его дело. Дробятся. Причем делают это весьма изощренно.  По мирски так - ихний кесарь нашего кесаря назвал земляным червяком, бей гадов! Мир сей оставил себе «законодательную власть» и отдал христианам «исполнительную», и христиане взяли то, от чего отказался Христос... «диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты поклонишься мне, то все будет Твое». Собственно цель мира сего проявилась совершенно. - Да будут все врозь (сеять вас как пшеницу).
Разделяй и властвуй – старая дьявольская формула, где в числителе стоит он – сатана, а в знаменателе – «христианский мир», старая формула дает ощутимый результат. Результат такой синергии – число, стремящееся к нулю.
Пугая формирующихся индивидуалистов, сатана время от времени подбрасывает властные пародии на единство, устраивая резню  под лозунгами счастья, братства и справедливости.
Упуганные до обнаружения в себе исторической памяти, христиане сделали правильный вывод, что братства и справедливости желать – тяжкий грех и ну его нафик (кроме монашеского братства, разумеется). Папы и патриархи, печалясь и сетуя, указывают христианскому миру, что он «христианский мир» перестал «различать добро и зло», не стремится «к ограничению себя». Патриархи и папы своим жгущим сердца людей примером показывают что такое христианская жизнь и как на нее настроиться. Совершают ли паломничество «в древнейшую обитель», или кропят св. водой место, где будет стоять обитель новейшая – все это, несомненно, призвано обучить различению добра и зла и ограничению себя.
Прилюдно чмокаясь с величествами и превосходительствами, демонстрируют что одеты точно так, как величества и превосходительства одевались 1000 лет назад, и значит надо помнить былую дружбу и взаимовыручку. Что ничего не изменилось, ..и мы по прежнему готовы.

(позже закончу)

свобода

(no subject)

Закончу…

Раскалываемые христиане так до сих пор и не уяснили себе, что все ими мыслимые-немыслимые социальные конструкции: коммунизм, демократия, монархия и пр. – ложь;  что ложь и все расколы – сектантские сопротивления лжи.  Что раскол это и есть способ существования и распространения лжи, ее миссия. Сколько наивных всерьез полагает, что «мир» нас  «ненавидит», только за факт, что мы «христиане» и «выступаем против греха».  Миру жутко мешает проповедь против греха, он так и трясется от злобы, когда появляется в телевизере митрополит и «призывает» забороть грех.  – Много таких наивных, испытывающих восторг от мысли, что они против всего ненавидящего мира своим православным видом проповедуют миру православный вид, предполагающий особое православное содержание. Грешить они миру мешают, напоминая что необходимо покаяться, причаститься и начать ходить. Это продолжение той же самой наивности, что внешние о христианстве ничего не знают и надо бы им глаза открыть…

Достаточно, однако, посетить форумы атеистов, чтобы уяснить претензии мира к христианам. «Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь». Что – над праведностью смеются? - Не встречал. Основные темы – почему Бог, если Он есть допускает зло,  обсуждение поведения церковного начальства, и насмешки над действительным мракобесием. Ну и также слияние церкви с государством обсуждается очень эмоционально и с неприязнью к этой деятельности. В совокупности получаем те же претензии, как ни странно, что у Христа к фарисеям. Тон, понятно, только другой. То есть внешние, как бы диковато не выражали свои недовольства, но их недовольства христианами неотличимы от недовольства светской властью. Да и вывод сам собою напрашивается. Какие слуги, такой и господин. Хоть и «выдуманный». Да и недалеки они от правды то: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть». Фигары, получается, христиане. ..

«Возлюбленные, не удивляйтесь горению в вас к испытанию, как чему-то странному» (1Пет. 4; 12), «но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете». Конечно, Дух Божий не оставляет и ныне христиан, и горение к испытанию ощущают в себе многие.  Чаще –из новообращенных. Готовы вступить в борьбу со злом и победить. Хоть локально, но одержать победу во Имя Христово. Но горение это частенько быстро притухает в вязком, склиском замесе мира сего, сразу предъявляющем свои права на горящую слишком пылко душу. Хочешь погореть за Христа? Поковыряйся в помыслах – точно хочешь?, или это твоя гордыня хочет поперек батьки нераскаянным в рай прыгнуть? Ты что – святее аввы такого-сякого, который 100 лет с помыслом боролся, да так и помер не поборов и плача об грехах?... Мир сей взял у христианства те учения, которые посчитал для себя наиболее безопасными, приемлемыми, сделал выборку, вытяжку, положил в нее свою закваску и добавил сладкого. Вспухло такое тяжелое, с одного боку уже подрумяненное, с другого уже прокисшее, сложное, тянучее. Как жувачка…  Где-то внутри находится Слово Божие, заслоненное преданиями человеческими…  «Зачем ученики Твои преступают предание старцев? ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб. Он же сказал им в ответ: зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?». Неимоверных усилий стоит человеку продраться, неся на себя бремена неудобоносимые к Слову. И горькими недоумениями сопровождается этот путь. «Это правильно, значит так надо».  А проходить приходится – ну совершеннейшие излишки. Пустяки, мелочность и глупость приходится изучать и познавать наравне с Истиной, делающей человека свободным. Поэтому сегодняшние христиане не сумев использовать свое горение, прежде набираются отрицательного опыта, остывают до умеренной, приемлемой  миром  температуры, и только потом, сквозь дополнительно навязанное познание добра и зла способны разгореться заново. Распознав проникший в Церковь мир сей и отвергнув его. Если оказываются способны, не превратившись в добротного индивида, помышляющего о своих помыслах и о спасении мира. Таков сегодняшний крест… Быть чужим среди своих.