?

Log in

Свежие записи Друзья Архив Личная информация Метки "во едину от суббот"
 
 
 
 
 
 
В те еще времена наука образовалась затем, чтобы отыскать причины, а, отыскав причину, разглядеть Бога. Казалось все просто. Есть явление, опиши его, анализируй, и выведи закон, по которому оно в этот мир вываливается. Физика возникла как некоторое дополнение к метафизике. Сумма выведенных законов укажет на закономерность, то есть отыщется мера всех вещей и событий. И Бог, станет, если и не совсем понятен, то предсказуем в своих волениях.
Физика принялась за описание явлений, подыскивая каждому закон его бытования, надеясь добраться до причин, создав один единственный закон под всю сумму законов. Закон Всех Законов. Типа морале, но только с механическим уклоном. Идея была дурная, но каких людей в церкви нет. И чем только дите не тешится. Закон по которому живет Бог? – ну нехай буде.. Но чем больше наука описывала, тем дальше уходили искомые причины.
Причины уходили, уходили вдаль, и скоро их совсем не стало, так что к моменту появления среди светил физики нашего уважаемого Игоря Кугридера, про поиск причин уже совершенно перестали упоминать, и фраза «наука доказала» уже стала почти анеГдотом. Допустим, ползет блоха. Наука пишет трактат: «блоха ползет». Сказать что наука это доказала было как-то неприлично, но ведь для сельской местности даже выпускали журналы «наука и жизнь» и «техника молодежи», где стабильная фантастическая чернушка про таинственные черные дыры, соединящие весь мир с бермудским треугольником, была слегка лишь разбавлена упоминанием всяких незначительных научных открытий в разных областях, а чаще достижениями в животноводстве, и колонками юного шахматиста, ради которого журнал, большей частью и выписывали, потому что советские шахматисты были вперде и каждый хотел походить хотя бы на Карпова, раз уж здоровьем не выдался походить на Гагарина. Из журналов вслед за учоными народ стал образовываться, что удивительное продолжает оставаться рядом, но наука отчего-то упорно молчит о причинах, заставляющих блоху ползти. Чтобы как-то утрясти конфуз, наука сообщала, что блоха голодна, вот и ползет. На причину это не тянуло, скорее на отмазку.


Проще говоря, разозлившись на то, что вычислить Бога у нее не получается, «наука» (будем по привычке называть это так) сменила ориентацию, и стала вычислять прямо обратное - что Бога нет. Задача оказалась еще сложнее, чем в первый раз. Блоха ползла и не называла причин. Чтобы не терять лица, «наука» занялась переименованием. Так, к примеру, она доказала что «бесов нет», а «есть галлюцинации», поменяв одно название на другое, и думая что ей полегчало. Причина не называлась ни у галлюцинаций, ни у бесов, потому что мухомор не причина, а средство как при бесах, так и при галлюцинациях. Это ослу понятно, что разницы нет, как назвать.
Вот мы говорим «наука», а подразумеваем, конечно, все время атеизм. Нет, как атеисты мы лукавить, конечно, не будем, и честно скажем за них, что раз есть общее для целого ряда деятельности название, то оно должно быть как-то целеполагающее определяться. Какой-то знак фирмы должен быть, которая объединяет прикладную науку, обучающую студентов печь пирожки, с академической наукой, которая все чего-то продолжает искать. Наукой, естественно, по прежнему движет поиск причин, и то, что по ходу этого поиска наука становится прикладной, то есть плюет на причины и помогает выжимать сок из следствия, это не отменяет общего двигателя науки. И атеисты пусть не врут, что они стоят вот так вот слегка в стороне и изредка смотрят. Не. Смотрят они внимательно, что там на передовой делается. А передовая у нас как всегда была, так и остается – физика.
Итак странное дело, да? Наука вышла вторым браком за атеизм, бросив теизм только за то, что тот подвел ее ожидания, но и во втором браке наука несчастлива. Она пообещала атеизму нарожать детишек от своего безбожия, но второй брак доказал, что бесплодна именно она, а не первый-второй мужья. Мужья, впрочем, тоже были и есть хороши.
А передовая, между тем, сообщает атеистам, что у нее есть соображения. Либо «большой взрыв», либо еще что-то. Третьего не дано, так чт истина как никогда рядом. Большой взрыв подразумевает, что из игольного ушка все и вывалилось. То есть центр всевоэтава найден, так что ура и выпьем. Сейчас узнаем что там в центре лежало и почему разлетелось, и можно будет на пенсию. Потому что мы-то заранее знаем, что найдено будет догматически определенное еще пещерными, можно сказать, людьми – ничто. Сейчас наука все ращщеты произведет, выйдет на прессконференцию перед мировым атеизмом, разведет руки перед телекамерами, опустит скорбно голову, и скажет атеизму как ельцын однажды сказал: я устал, я ухожу. По ращщетам выходит что там ничего не было. И так считали, и этак считали. И скинет с себя белый халат, и уйдет в запой.
Ну это так художественно. А на самом деле уже итак все понятно.
Нам важно отметить вот что. Такие перлы как «разум это химические реакции» и «бесы это галлюцинации», это же не только атеистические байки. Это то, что совершенно, до не различения, сближает атеистов с креационистами. Ведь большинство так называемых «теистов» тоже ведь берутся отделять «бесов» натуральных, от «плодов воображения». Православные толмачи снов тоже говорят, что есть сны духовные, а есть просто сны как отрыжка химических реакций, происходящих от переваривания ночью пищи, и являются холостой работой мозга.
Для нас, честных метафизиков, понятно, что атеисты балуются лишь переименованием, и вся глупость их на этом заканчивается.
Ну назвали они бесов галлюцинациями, ну погыкали там хором на антирелижне про то что эпилепсия это микробы, а не бесы, в сущности они всего лишь подрочили на более подробное описание явления. Бесы, русалки, жар-птицы как были, так и остались, летают, плещутся, пугают зубами, и объяснение «галлюцинации» возбудившимся микробом, объясняет только связь болезни с галлюцинациями, но это люди знали и в неолите.
Если с пользовательсткого интерфейса файл не виден, то это не значит что файла вообще нет. Атеизм, который с антирелижна, он говорит что всё, что не видно с пользовательского интерфейса – всего этого нет. Не существует. Я не случайно привожу в пример именно пользовательский интерфейс. Наука это пользователь, а не программист. Вот берем ПК с нуля и погнали. Познавать, так сказать. Папки расшаривать. Добрались до скрытых, до системных, ну это и все. Если самостоятельно, не подглядывая во всякие «для чайников», на это уйдет ох как немало времени. Вентиляторы шумят, на мониторе черное окно случайно обнаруженного терминала. Что_Дальше_?
Всё. Дальше вообще ничего. Наука «открыла» все что могла.
Дальше она методом тыка шлёпает по клавишам, в результате чего ПК начинает вести себя все страннее и страннее, а пользовательский интерфейс оказывается весь перекособочен.
Пример с ПК, как мы понимаем, всегда является одновременно удачно и неудачным. Удачным, потому что можно наглядно показать, как процессу изучения этого тварного мира «с нуля» и «не подглядывая в мануалы» не то, что положен предел, а он обещает быть бесконечным. Это необратимые функции, и исходники восстановлению не подлежат. Если мы имеем только результат решения системы уравнений, то саму систему уравнений из результата не реанимировать.
Неудачность примера в том, что он пусть и умозрительно допускает существование трех независимых субъектов: 1) обобщенного пользователя, 2) ПК, 3) и (даже пусть обобщенного же) творца этого самого ПК, и между субъектами положены некоторые расстояния, или как говорят еще – имеются зазоры. С этими зазорами вообще проблема. Люди начитались помногу или отцов или мыслителей, из тех, что поубедительней, и полагают, что если зазоры взять и отменить, то выйдет страшный пантеизм. Но мы-то с вами – честные метафизики – знаем, что никаких зазоров нет. Нам только надо внятно донести эту мысль до человечества, чтобы метаноя коснулась и всего человечества тоже.
Итак, зазорность умозрительно предполагает наличие трех не соприкасаемых прямо, а только через «созерцание» природ. Наблюдаемого, ума наблюдателя, и творца наблюдаемого и наблюдателя. Ум мы обозначаем отдельной природой, потому что так его обозначают отцы и мыслители. Даже не всегда оговаривая его природность. Ум, становится – как это поэтически говорят – «местом встречи», ну а если без поэтики, а грубо, правдой-маткой, то всякое место имеет свою природу. Как говорится – «встретиться на природе». Впрочем, не всегда этим местом встречи называют ум. Это может быть и Аум, и еще что-то плохо понятное. То есть имеются в заготовке – 1) ум (или как-то по другому называемое «место встречи»), 2) всякая неопределенная субстациональная слизь, из которой все так или иначе вылупляется 3) творец того и другого.
Лично я, как вы понимаете, совсем против этой православной схемки. Она нас и впрямь возвращает к «удачному примеру с ПК», но не решает извечную топливную проблему. Ум живет на том же топливе, что и крутит вентилятор охлаждения, к тому же мы знаем, что набор логики совершенно зависит от напряжения питания. Это так, это никак не оторвать. Какое напряжение подается на транзистор, таков и будет «ум». Нет – нет, не «скорость работы ума», не производительность, а сам «ум». Ум «мыслит» так, как его питают. Сама логика есть результат, получаемый от процесса питания. Набор логики в чипсете совершенно привязан к напряжению питания. Не мощность только ума, как у пропеллера, повторяю, определена напряжением, а сама возможность его «понимать» что ему «приказали», что «от него хотят» зависит от питания. Ум и мыслит на частоте системной шины, опять же не «вычисляет со скоростью системной шины», а именно «мыслит» на ее частоте, и только благодаря тому, что подали напряжения ровно такое, на котором он становится «умом». Принципиальной разницы нет вообще – пропеллер ли крутится, или «ум соображает». Питание просто проходит через более сложное устройство и всё.
Мы уже с вами знаем – проходили несколько уроков назад – что сам компьютер доказывать теоремы не умеет. Я сейчас легко и доступно объясню почему. Внимание, правильный ответ, все готовы? – потому что между ним и оператором есть тот самый зазор. Поясняю еще раз для тех, кто пропустил предыдущие уроки. Для этого воспомянем что такое логика. Логика это фрагментирование одного большого интуитивно понимаемого (смутно) на малые интуитивно понимаемые (отчетливо) ради сокращения оперативного пространства памяти. Это очень просто объяснить тем, кто играет в стрелялки и бродилки. Например, чтобы запустить такую громоздкую игру как «s.t.a.l.k.e.r», сделав игровой мир на одной бесшовной карте, потребуется во-первых много оперативной памяти, во-вторых организация быстрого обмена между оперативой и процессором. То есть потребуется довольно мощный и дорогой компьютер. А если разбить карту на локации, как и сделали разработчики, то достаточно четвертого пентиума пятьсотой серии с одним гигом оперативы. Если совсем просто: если бы у человека ум был бы не просто на порядок мощнее, а имел бы для этого и другую архитертуру, то теорему Пифагора ему не надо было бы доказывать со всеми геометрическими чертилками, ее правильность была бы для такого человека интуитивно понятна, как дважды два. Сами же «два» и «четыре» есть сейчас условности, которые входят в набор логики, с которой может справляться данный биологический вид при данной организованной подаче питания на его чипсет. То есть я хочу сказать, что человеческая логика ровно такова, какова производительность или мощность от него требуется, и какие цели перед ним открылись на данном этапе. И цели совершенно соответствуют мощности Это не «уровень» логики, это ее «организация». Но и «большая», не фрагментированная интуиция, не помещаемая целиком в его оперативе человеком смутно угадывается, потому что, грубо говоря, зазора между ним и «оператором» - нет. И между лягушкой и оператором по той же причине нет зазора, и лягушка интуитивно все понимает не намного хуже человека. То есть живое существо (любое) в первую очередь наделено интуицией одной на всех, и только потом организованной логикой, способной заниматься фрагментированием интуиции. Логика это всего лишь инструмент дробления, создавание зазоров ради помещения кусков знания в оперативное пространство своего ума. Набор системной логики у человека и кошки – разный, но не значит, что у кошки логики нет совсем. Для кошки мир совершенно логичен, так же раздроблен на фрагменты, которые удовлетворяются мощностью производительных сил ее ума.
Зазор же между человеком и компьютером есть потому, что человек не способен не просто написать алгоритм «доказательства теорем», а потому компьютер не встроен в общую с человеком интуицию. Он не подключен к оператору, а только к розетке.
Когда я настаиваю на том, что Бог это Жизнь, я не просто «устраняю зазор», я утверждаю тем самым, что конртаргумент, что «тогда стирается грань» не работает вовсе не потому что она и вправду «стирается». А потому что нет ни единой причины при которой все это «работало» бы, существуй эта грань на самом деле. Между «пониманием» своей задачи чипсетом, и «тупым вращением» лопастей вентилятора системы охлаждения нет никакой разницы не потому что они от одной розетки «питаются». А потому что питание и «понимание» (сознание) есть совершенно одно и тоже. Рыть пятачком червей в навозе и писать венок сонетов – абсолютно одно и тоже. И по возвышенности чувств, и по организации этих чувств, и по химии, и по физике, и по метафизике – это фрагменты одного целого, не имеющие «в биологии» ни начала ни конца. Жизнь это и есть организация сознания, имеющая в «биологии» лишь один из малых своих филиалов. Обителей. Жизнь и будит сознание, и воскрешает сознание. И организация сознания, фрагментирование его, и есть логика жизни, при которой она прирастает, от себя не отрывая, не убавляясь. Организовывая формы сознания и питая их, она творит новое. Из ничего. Все что сознало себя – оно стало живым. Родилось. И зажило своей жизнью. Жизнь была всегда и будет всегда, и всякое сознание, начавшее быть в своей логике, уже не исчезает. Логика же и есть постепенное осмысление, осознание того, куда зовет интуиция.
Если и есть между тварью и Творцом «пропасть», то это пропасть непонимания. Самостоятельность и самодостаточность любой твари весомый повод говорить о себе как о целой вселенной, но это так и есть. Любая тварь – цельна. Она цельна и достаточна в любой момент своей жизни. Ей даже все равно в каком состоянии находиться – земляного червяка или херувима. Или чего-то среднего между этим, навроде человека или верблюда.

(тут много писать, потом продолжу, пока возьму несколько дней отгула от интернета)


 
 
 
 
 
 
Блоха ползет потому что ею дистанционно управляет Бог. Блоха кусает собаку когда Бог выберет момент, и передаст блохе сигнал управления "кусай". Когда Богу вздумается, он заражает собаку вирусом бешенства и посылает ее укусить мальчика, которым Бог тоже дистанционно управляет. Потом Бог дистанционно управляет врачами, которые лечат мальчика, и гицелями, которые застрелят собаку которой дистанционно управлял Бог. Блохи с мертвой собаки поползут дальше, дистанционно управляемые Богом.
Спасибо, есть над чем подумать
Лет десять назад мы с коллегой время от времени развлекались, вводя в ступор любителей порассуждать о "венце творения", о "всемогущем разуме" и т.д. Сначала поддакивали, а потом: а вот есть, например, амебы. Из учебника биологии (10 лет назад времена были еще вегетарианские, об учебниках "православной биологии" даже никто помыслить не мог) известно, что амеба, если ее уколоть иголкой, сожмется и уползет, избегает опасностей, ищет пищу, ищет места, где потеплее и т.д., т.е. ее поведение абсолютно логично, многие люди так же живут. "Потекшая" жертва троллинга соглашалась, что да, конечно же, вполне логичное, разумное, можно сказать, поведение, и тут же следом ловила вопрос: "А ничего, что амеба - одноклеточное, и никакого мозга там нет и быть не может, это одна клетка и ничего более?"
И все, разрыв шаблона, "программа выполнила недопустимую операцию и будет закрыта".
Мухранов написал:
Внутри России наверное, не так унизительно все это переживать. А тут стоишь как побитый и все на тебя смотрят - смотрите, это русский. Ну, которые Путина выбрали...
http://sher-ali.livejournal.com/281044.html
http://makekaresus.livejournal.com/182864.html
Не в тему, но интересно.
Кароче и кирпич живой типа, и молекулы живые. Вот еще неясно, если все падают к ногам Отца, на кой ляд развиваться в человека и страдать осознанно и плодить в этой неосознанности и страхе энтропию? Чаво было не закрыть проект во время оно? Не может Бог закрыть..ну не всемогущий да..и чо, это утешение?! Да нихрена! попали в лапы дилетанта..как были в страхе и неизвестности так и остались.
а как сюда вписываются когнитивные ошибки или шизофрения, или альцгеймер ити его мать? где тута личность, или сознание - открытие своей природы? социум и культура делают человека таким каким мы его знаем, феномен маугли никто не отменял.а ежели похер откроется это сознание в носителе или нет ( по любым причинам, в силу ли смерти, или чаво еще ), то зачем природа стремится создать такой сложный механизм как сознание вообще, че это дает?

Гейдар Джемаль:
КРИЗИС СОЗНАНИЯ
Кризис сознания в его принципиальной вторичности к простому факту существования, в результате которого нужно вновь и вновь пересматривать его содержание.

«Бытие определяет сознание» — это знает каждый. Не только бывшие советские люди, но и весь западный мир стоит на том, что главное — это объективная реальность. Сознание — всего лишь верное зеркало, отражающее мир. К этому западное человечество приучено тремя веками просветительства и рационализма.

С другой стороны, само это представление существует в нашей голове. Там же, в голове, «живёт» и пресловутая объективная реальность. Человек не может выскочить из сознания с такой же лёгкостью, с какой он выпрыгивает из своих штанов.
В результате люди сталкиваются с неразрешимым противоречием. Они заперты в сознании, как в тюрьме, из которой нельзя убежать. Любой акт их деятельности — от открытия теоремы до полета на Марс — есть акт сознания. Вместе с тем они предполагают, что это сознание (из которого невозможно выйти!) — это пассивное отображение «чего-то» настоящего, существующего вне них.

Для того, чтобы выйти из этого противоречия, люди придумали «науку». Благодаря «науке» можно считать, что то, что находится в твоей голове, — это то, что есть «на самом деле». «Наука» представляет собой психологический прием, в результате которого можно ставить знак равенства между сознанием и действительностью.

Сознание, тем не менее, не может угнаться за действительностью. Чем бы эта действительность не была «на самом деле», она заводит сознание все в новые и новые ловушки. Поэтому содержание нашей головы все время приходится приспосабливать к быстро меняющемуся бытию. Еще 200 лет назад огонь в камине пылал благодаря особой горючей субстанции, якобы содержащейся в материи — флогистону. Затем, лет на сто, эта идея стала курьезом из истории науки. Сегодня некоторые ученые опять поговаривают о флогистоне.

Человеческое сознание напоминает щенка, который пытается поймать самого себя за хвост. Люди постоянно преодолевают содержание собственного сознания, ссылаясь на столкновение с вновь открывшимся неизвестным.

Суть любого кризиса именно в этом: внутреннем конфликте, который живет в человеческом сознании. Шагнув еще дальше, мы можем сказать, что кризис, идущий сквозь все эпохи и цивилизации, порождается тем, что сознание до сих пор не может сказать окончательного слова о своей истинной природе.

и еще:


Кризис цивилизации в том, что внутри нее с определенного момента растет количество внутренних «варваров» — тех, кто не принимает устоев этой цивилизации и ищет союзников вне нее.

Человек никогда не заблуждался бы относительно «благой» природы общества, если бы после своего рождения сталкивался с ним в какой-то абстрактной форме. Но дело в том, что для конкретных людей общество всегда выступает в совершенно конкретном виде: как цивилизация, говорящая на определенном языке, имеющая определенные символы, взывающая к определенным ценностям.

Конкретизация общества в виде определенной цивилизации, выполняет задачу огромной важности: она дает вброшенному в мир человеку самоидентификацию.



Таким образом, не человек смотрит на космос, а эллин — на греческую вселенную, русский — на православное мироздание, китаец — на бытие, разделенное между землей и небом, в котором он образует соединительную ось.

Именно совпадение универсального с конкретной идентификацией самого себя заставляет человека принимать свое общество как само собой разумеющееся.

Но кости в могиле цивилизационной идентификации не имеют. Умерев, человек перестает быть греком, русским, китайцем и становится человеком вообще. Т. е. тем, кем он родился.